×
Сайт работает в тестовом режиме! Напишите нам ваши отзывы о сайте, они очень важны!
22 мая 2020

Демократия и деспотия несоединимы

Материальное и духовное, наука и религия дол­жны соединиться в рамках единой философской концепции. Наука должна признать, что без нрав­ственного, религиозного начала она приведет чело­вечество к гибели.
0
56
Демократия и деспотия несоединимы

 

Как-то у меня состоялся интересный разговор с одним бельгийцем, который высказал такую мысль:

— На знаменах французской революции было начертано: «Свобода. Равенство. Братство». Но свобода исключает равенство, а равенство исключа­ет свободу. При социализме попытались создать ра­венство. В результате нарушались права человека.


— Поверхностное равенство, действительно, ис­ключает свободу, — согласился я. — Да, при социа­лизме у человека не было никаких прав Но почему именно этот лозунг красовался на знаменах? Почему люди стремились к невозможному — к свободе и ра­венству? Потому что свобода была олицетворением земного счастья и земных богатств, а равенство и братство — олицетворением духовных богатств. Но развитие земного всегда происходило через защиту и укрепление этого земного, а развитие духовного — через ограничение и разрушение земного. Поэтому существовала такая форма государственного правле­ния, как восточная деспотия, при которой права личности нещадно ущемлялись. Это ограничение не только тела, но и сознания, связанного с потребно­стями тела. Выражение «промывание мозгов» при­шло из Китая, — там когда-то человеку, высказав­шему крамольную мысль, вливали в нос воду до тех пор, пока он не сходил с ума. Существует также за­падная демократия, при которой законы стремятся защитить личность человека, его территорию, иму­щественную и духовную собственность. Многие страны попеременно склонялись то к ограничению свободы личности через диктатуру, то к демократии.

Для того чтобы нормально развивался Запад, не­обходим был Восток. Для того чтобы существовали демократические государства, где-то должны были существовать государства с деспотией и диктату­рой. Попытка соединить демократию и деспотию не могла привести к успеху. Две эти противоположно­сти при соединении либо давали реакцию нейтрали­зации, либо побеждала одна из них. Социалистиче­ский строй то и дело переходил от демократических тенденций к тискам диктатуры и обратно.

Демократия давала защиту территории человека, его имущества, материального и духовного, самой личности и всех ее прав. Это привело к мощному развитию цивилизации и личности человека, его ин­теллекта. Но это же обесточивало духовные струк­туры и могло привести общество к гибели.

Социализм имеет главной целью духовное разви­тие человека, при социализме идея всегда была важнее потребностей тела. Поэтому началось ущем­ление всех прав человека, — но это вызвало мощ­ный духовный рост. Попытка перестроить социа­лизм была попыткой соединить экономическую эф­фективность Запада с духовными устремлениями Востока. Но механическое соединение противопо­ложностей должно было привести либо к реакции нейтрализации, либо к победе деспотии или демо­кратии, либо к быстрому их чередованию.

Почему не могли соединиться противоположно­сти? Ведь, согласно закону об их единстве и борь­бе, на каком-то этапе они должны примириться, то есть соединиться, не уничтожая друг друга. Все дело в том, что это соединение должно произойти не на внешнем уровне, а на внутреннем. Когда происходит объединение на тонком уровне, тогда две противоположности, каждая из которых преж­де считала себя целостной, начинают осознавать, что они — две половинки единого, — и конфликт исчезает, противоположности примиряются.

Демократия и деспотия несоединимы. Демокра­тия постепенно движется к хаосу, духовной дегра­дации, отречению от Бога. Деспотия ведет к эконо­мической деградации общества, вырождению и лич­ности, и общества в целом. Суть демократии и западного образа мышления — в защите и обеспече­нии развития всего земного. Суть восточного обра­за мышления и восточной деспотии — в обеспече­нии возможности развития духа. Соединять нужно не демократию и деспотию, а развитие духовных и земных структур. Для реализации этого необходи­мы соответствующие законы, — они могут появить­ся, только когда возникнет философская концеп­ция, в которой материальное и духовное не будут взаимно подавлять друг друга.

Материальное и духовное, наука и религия дол­жны соединиться в рамках единой философской концепции. Наука должна признать, что без нрав­ственного, религиозного начала она приведет чело­вечество к гибели. Религия должна понять, что без постоянного обновления, привносимого научными исследованиями, она становится все более догма­тичной и агрессивной по отношению к инакомысля­щим, которых будет все больше. Наука должна быть нравственно-религиозной, а религия — на­учной.

Некоторое время Россия еще будет мучиться между анархией, беспределом, вспышками фашиз­ма и попытками реставрации социализма и комму­низма. Сейчас в России период после реакции ней­трализации. В 1985 году началась перестройка. Первое, что нужно было сделать, — это объяснить людям, что такое социализм и коммунизм, почему эти идеи обернулись десятками миллионов жертв и почему, тем не менее, человечество стремилось к этим идеалам. Далее, следовало создать законы, за­щищающие свободу человека и всех видов его част­ной деятельности, всех форм личной собственно­сти. Также необходимо было создание законов, обеспечивающих развитие и защиту духовности че­ловека.

Личная независимость с ее центробежными тен­денциями и духовное объединение как необходимое условие для дальнейшего развития рано или поздно правильно соединятся в России. Но такого понима­ния в 1985 году и в последующие годы не было. Россия вступила в демократию, но без демократиче­ских законов и осмысления своего недавнего про­шлого. Поэтому демократия превратилась в анар­хию и разгул, а это подталкивает страну к фашиз­му, к диктатуре, к чрезвычайным мерам. Чем быстрее передовые люди поймут, что формирова­ние новой философии, новой идеологии и, соответ­ственно, новых законов — это единственный выход для России, тем меньше боли и страданий принесет стране этот нелегкий период.

 

С. Н. Лазарев «Диагностика кармы», Книга 2

Подробнее о книге

 

Читайте также
Мы все больше начинаем отрекаться от Божественных чувств От С. Н. Лазарева Мы все больше начинаем отрекаться от Божественных чувств
Основная наследственная информация переда­ется не только генетически, но и полевым путем. Мать через поле неразрывно связана с ребенком, поэтому эмоции матери активно воздействуют на него. Если была ненависть и произошел разрыв с любимым человеком, — для ребенка это катастро­фа.
1
33
Круассаны От С. Н. Лазарева Круассаны
«Холоден» – это тот, кто берет энергию, «горяч» – тот, кто отдает энергию, – то есть это люди, которые активно действуют. Тот, кто «ни холоден, ни горяч», – это человек, который нейтрален, равнодушен, пассивен.
0
35
Уровни гордыни От С. Н. Лазарева Уровни гордыни
Для того чтобы нормально развиваться, мы должны помогать слабым, сотрудничать с равными, учиться у сильных и стараться достичь их уровня. Каждый человек должен осознавать, как он относится к людям.
0
59
Оставить комментарий

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

    Комментариев пока нет, будьте первыми!

Оставить комментарий

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Видео по теме
Все видео
Поддержите нас
Вы можете поддержать развитие нашего сайта, перевод книг на другие языки и других проектов, связанных с исследованиями С.Н. Лазарева.
Узнать больше
Подписка
Оставьте ваш e-mail, чтобы 2 раза в месяц получать информацию о новинках, интересных статьях и письмах читателей
0
Важно ваше мнение!
Напишите пожалуйста отзывы о сайте! Что нравится? Как все работает? и что можно улучшить!
Подробнее